Category: семья

фотик

Тобольск. Новый музей царской семьи



26 апреля 2018 года в Тобольске стало на один музей больше. В этот день в бывшем доме тобольских генерал-губернаторов открылся первый государственный музей, который полностью посвящён Николаю II и его семье.

Место и дату выбрали не случайно - в этом доме Романовы жили в ссылке 8 месяцев, с августа 1917 года по апрель 1918-го. И ровно за 100 лет до открытия музея, 26 апреля 1918 года, царскую семью разделили - царя было приказано увезти в Екатеринбург. Через какое-то время за ним, к месту Голгофы, отправятся и дети.

Но обо всём по порядку.

Читать далее
Грустно-лирическая

Село Новоегорьевское. Картинки из окна автомобиля



Приставка Ново- в названиях многих алтайских сел появилась не просто так. Наши села основывались в свое время переселенцами из европейской части России, и часто сюда ехали не просто целыми семьями, а большими группами сельчан из одной деревни родом. Обосновавшись на новом месте, новоселы называли поселок именем своего старого, родного, но добавляли, что он "Новый". Так и появились подобные названия. Новоегорьевское или, как говорят в народе "Егорьевку" - центр Егорьевского района, основали переселенцы-крестьяне из-под Курска, Воронежа, Томска, Тамбова, Рязани. Первые семьи сюда приехали в 1884 году. Так что село довольно старое, с историей. В нем даже имеется собственный краеведческий музей. История села связана с историей близлежащих районов, города Рубцовска и всего края, конечно. Поэтому оно похоже на другие села. Но есть и отличия.

Рассказ + еще 35 фото в моем журнале

Село Вознесенское. Фотоотчёт, 24.10.2015 г.

Оригинал взят у gorotskop в Село Вознесенское. Фотоотчёт, 24.10.2015 г.

Предлагаю 50 фотографий из дальневосточной глубинки – а именно села Вознесенского, расположенного в Амурском районе Хабаровского края на берегу реки Амур, напротив города Амурска. Расстояние от Комсомольска-на-Амуре по автодороге – примерно 130 км. Однако, в зимний период его можно сократить раза в два, проехав по льду Амура из Амурска.
Вознесенское – одно из сёл, основанных в период освоения дальневосточных земель. Основали его старообрядцы. Первые три семьи Берсенёвы, Пастуховы и Варовы. Семьи Карпа Берсенева, Антона Пастухова и Анисима Варова остановились в стойбище Чонгдо (теперешнее Усть-Гур) в августе 1860 года, двигаясь с первой, самой многочисленной партией переселенцев вниз по Амуру. Их остановка не была определена по жребию, кому, где селиться. Иначе говоря, была незаконной, а вынужденной из-за аварийного состояния плота. После ремонта следовало плыть дальше к месту, определенному жребием. Но хорошо встречные жителями нанайского стойбища переселенцы на свой страх и риск так и остались в Чонгдо. В этом же году из соседних сел Орловского, Пермского и других переселились в Чонгдо другие семьи. Прибывшие многочисленные семьи не могли уже разместиться в самом стойбище. Они начали строить дома ниже, на месте нынешнего Вознесенского. Усть-Гур (Чонгдо) распололожено в 2,5 км от Вознесенского. Более подробно почитать об истории села можно здесь и здесь.
Несмотря на то, что в 2013 г. Вознесенское пострадало от наводнения, даже сегодня оно далеко не производит впечатления вымирающего села. Это довольно крупное сельское поселение, в котором проживает около 2000 человек и есть все социальные атрибуты школа, детский сад, клуб, магазины и прочее. Вроде и до сих пор работает совхоз "Вознесенский" (ныне ЗАО «Вознесенское») градообразующее предприятие села.

Вознесенское на карте: https://maps.yandex.ru/11451/amursk/?utm_source=geoblock_maps_komsomolsknaamure&ll=136.923448%2C50.131449&z=15&l=sat



Смотреть дальше
снежинка (igorsamusenko)

Мельковская слобода и небоскребы Екатеринбурга

Храм на Крови - одна из главных достопримечательностей города. Полное название: храм-памятник на Крови во имя Всех святых, в земле Российской просиявших. Он был построен в 2000-2003 годах на месте, где в ночь с 16 на 17 июля 1918 года был расстрелян последний российский император Николай II и его семья. Это произошло в полуподвальном помещении дома Ипатьева, который впоследствии был снесен. Около входа в церковь установлена скульптурная композиция, посвященная царской семье. В сквере напротив памятник святым благоверным Петру и Февронии Муромским. Они являются покровителями семьи, а также символом любви и верности. Скульптурная композиция появилась в Екатеринбурге в 2012 году. На мой взгляд они во всех городах однотипные.



ТЫЦ Мулявин из Песняров, братья Люмьер, спорткомплекс Динамо, самый длинных мост в городе, старая мельница, памятник Ельцину и Екатеринбург-сити

Хутор Новоалександровский

11 мая 2012
Спас-Деменский район

Про бывшее имение Нарышкиных я уже рассказывал в 2010 году: http://russiantowns.livejournal.com/1965417.html
Мы были здесь в июле 2009 года. С тех пор в Новоалександровском произошли некоторые изменения.

Самое печальное - сгорел местный ДК.

Collapse )

Хутор Загорье

Воссозданный Хутор находится в 75 км от Смоленска и в километре от деревни Сельцо. (54°35′40″ N, 32°22′1″ E).
Здесь родился и прожил до 18 лет поэт Твардовский.

Отец поэта, кузнец, купил землю и построил дом еще до рождения детей, в довоенные годы семью репрессировали в Зауралье, дом был уничтожен, и только в 80х, усилиями братьев и сестры поэта, были реконструированы постройки и открыт музей.
Collapse )
Страничка музея: www.museum.ru/M1965

Воронеж. Дом Резвякова и другое

Родовой тур. Часть 7.
1 сентября 2011

Петр Кузнецов, прапрапрадед моей жены, был мещанином и занимался торговлей в воронежских селах Щучьем, Боброве, Анне (в середине 19 века). На Евдокии, одной из внучек Кузнецова, женился Иван Резвяков из села Анна. "Он наследовал торговое дело Михаила Кузнецова и торговал даже при НЭПе, но недолго. Он был довольно состоятельным человеком, имел в селе Анна просторный одноэтажный дом и в городе Воронеже большой двухэтажный дом на 12 комнат, где жили квартиранты." (Н. Линчевский, "Просто жизнь" (общественно-семейная хроника), кн. 3, М., 1973, стр. 8).


"В Воронеже у племянницы бабушки Дуси, бывшей замужем за Иваном Андреевичем Резвяковым (те, что жили в селе Анна), был в Воронеже большой двухэтажный дом на хорошем месте, недалеко от железнодорожной станции. Дом этот сдавался квартирантам. И вот Анна Алексеевна сговорилась с Иваном Андреевичем о переезде её в этот дом.Для нее с семьей осводобили небольшую комнату на первом этаже с террасой в сад и кухонькой-коридором, вход в которую был со двора, и чуланом. В комнате имелось два окна во двор и окно и дверь в террасу. За пользование этой комнатой Анна Алексеевна должна была стать как бы комендантом дома, то есть следить за порядком, собирать с жильцов квартплату и пр. Ещё кроме жилья Ефремовым предоставлялось в пользование росшая в саду груша с вкусными плодами, малинник, черемуха" (там же, стр. 65)

"Водопровода не было, воду носили с горки из колонки, держали ее в ведрах, умывались из рукомойника, прибитого к стене возле наружной двери над табуреткой с тазом" (там же, стр. 67)

Ефремовы переехали в Воронеж в августе 1922 г. Анна Алексеевна Ефремова - это прабабушка моей жены, вместе с ней поселилась в этом доме Шура Ефремова (бабушка). Учиться ее зачислили в "Опытно-показательную девятилетнюю школу-коммуну имени III-го Интернационала", которая размещалась в здании бывшей женской гимназии Нечаевой, а с осени 1925 г. в бывшем реальном училище (об этом я уже рассказывал).

Мы не были уверены, что сохранился дом Резвякова. Но оказывается дом жив. Находится на углу ул. Максима Горького (д. 2) и ул. Жилина (д.5).

Collapse )

ГАЛИЧ



Фотографии synthesizer

    В краеведческом музее Галича вам покажут кольчугу то ли тринадцатого, то ли пятнадцатого века из щучьей чешуи. Ученые посчитали - всего три щуки пошло на изготовление этого доспеха, но каких! Зубами только одной щуки можно было загрызть медведя или изжевать в лохмотья лося вместе с рогами. Теперь таких гигантов в Галичском озере и в помине нет, а тогда их ловили голыми руками, поскольку удочки и багры они перекусывали сразу. Татарская стрела не только не пробивала чешую, но отскакивала от нее на десять саженей назад. Мало того, на солнце кольчуга нестерпимо сверкала, ослепляя врагов. Ее и сейчас держат в полутемной комнате, во избежание несчастных случаев среди экскурсантов. Одна беда – маловата кольчужка. Как ни старались нынешние галичане в нее влезть – не получается. В груди оно еще бы и ничего, а в животе… Такая же незадача с дамскими платьями и корсетами девятнадцатого века. Сотрудница музея жаловалась рассказывала мне, что и с ослабленной шнуровкой и даже вовсе без нее… одно расстройство. Только иногда, когда в музее бывают представления из прошлой жизни, в старинные платья наряжают худеньких пятнадцатилетних девушек и любуются ими до тех пор, пока девушки не запросятся из этих платьев на волю в джинсы и футболки.
    Но вообще-то галичанки одеваются ярко, по-южному. Сколько ни есть у них колец, серег, браслетов – все надевают хоть бы и для похода за кефиром. А уж духов так не жалеют, что только держись, если пройдешь не то, что рядом, но даже и по соседней улице. В музее меня и на этот счет просветили:
- Это все после татарских набегов началось, - с горестным вздохом сообщила мне та же сотрудница. В домонгольский период и одевались и душились гораздо скромнее.
Я представил себе стремительных татарских конников в цветастых халатах и шапках, в золотых кольцах, цепочках и кулонах, надушенных так, что защитники Галича падали без чувств со стен и башен крепости…
    В музее собрана большая коллекция бытовых предметов из окрестных помещичьих усадеб. Их выставили для обозрения еще в двадцатых годах прошлого века – сразу после образования музея. Через какое-то время выставку закрыли – слишком нравилась она посетителям и вместо слов классовой ненависти к угнетателям и мироедам они писали в книге отзывов совсем другие слова. Ну, а теперь, когда не осталось ни угнетателей, классовой ненависти, а есть только горестное недоумение – как же это все могло случиться – теперь можно любоваться… да вот хоть этой изящной японской кофейной парой. Стояла она в буфете у какого-то галичского помещика. Он был настолько беден, что жил в своем имении круглый год и на зиму не выезжал не только в Москву, но даже и в Кострому. Поначалу две японки на кофейной чашке часто простужались и болели от простывшего кофе, от холодной галичской воды, которой их мыли, от долгой морозной зимы, да и просто от тоски по своим теплым краям. Все же, через какое-то время притерпелись, обвыкли. А уж когда хозяин чашки добавлял в утренний кофей изрядно рому или коньяку, то и вовсе было им хорошо.
    Напротив витрины с кофейной парой, стоит у стены американская фисгармония фирмы «Карпентер» из штата Вирджиния. Почему-то именно оттуда, из дикой Америки, возила эти инструменты компания «Юлiй Генрихъ Циммерманъ» в наши уездные городки вроде Галича или Нерехты. Конечно, не сразу из Вирджинии в Галичский уезд, но сначала на «Северный складъ Р.Каатцъ» в Ярославле, на Власьевской улице, в собственный дом, а уж потом, обмотав рогожами и перетянув веревками, грузили на сани и везли инструмент в имение. На крыльце барского дома принимали его с рук на руки дюжие мужики и осторожно, наступая друг другу на ноги, чертыхаясь и стараясь не наследить, несли в жарко натопленную гостиную. Там с фисгармонии снимали упаковку, и она какое-то время согревалась, распространяя вокруг запах рогож и нагретого лака. Ближе к вечеру зажигали свечи и миниатюрная хозяйка в простеньком домашнем платье с четырьмя рядами воланов на юбке и кружевной вставкой на волнующейся груди, глядя в запорошенное снегом окно, играла что-нибудь такое… или этакое, отчего из кабинета, оставивши трубку выбегал ее супруг, отставной поручик или даже ротмистр, и «они напечатлевали друг другу такой томный и длинный поцелуй, что в продолжение его можно было легко выкурить маленькую соломенную сигарку».
    Кстати, о кружевных вставках. Галич всегда славился своими искусными кружевницами и вышивальщицами. Опытная вышивальщица могла украсить вышивкой все что угодно и кого угодно. Может быть поэтому в Галиче никогда особенно не обращали внимания на внешность. Отведут невесту или жениха перед свадьбой к такой вышивальщице и выйдут они от нее писаными, вернее, вышитыми, красавцами. Ну, а потом, в семейной жизни, супруги уж сами друг друга украшают разными узорами собственного изготовления…
    Выращивают в Галиче замечательные огурцы. Для этого собирают в больших количествах озерный ил вместе с рыбьими костями, хвостами и чешуей. Прямо на берегу делают из собранного большие гнезда и бросают туда огуречные семена. Огурцы вырастают просто удивительные. В засолке они не очень, но подкопченные и поданные к пиву чудо как хороши.
    Что же до самого озера, на берегу которого стоит Галич вот уже восемьсот пятьдесят лет, то оно такое бескрайнее, что облака прячутся в нем на ночь от небесной непогоды. Лежат себе недвижно в тихой воде и сквозь них снуют задиристые ерши, упитанные караси, вечно голодные окуни, а изредка проплывет, зевая зубастой пастью, щука. Случается, что и преогромная.

Collapse )

Смольня. По местам Я. Коласа (20 марта 2009 г.)

Смольня – это мемориальный комплекс (когда-то хутор) народного поэта Беларуси Якуба Коласа. Находится в Столбцовском районе Минской области в 6 км к юго-востоку от Столбцов. В августе 1912 г. здесь произошла первая встреча Я. Коласа и Я. Купалы, которые были не только коллегами в творчестве, но еще и друзьями. Сам Я. Колас в Смольне практически не жил, здесь в основном жили его брат с семьей. Но Колас периодически здесь появлялся.

Экскурсию по мемориалу и музею провела очень интересная бабушка, которая с большим удовольствием рассказывала нам разные истории из жизни поэта и его семьи. Подобные музеи мне очень нравятся, т.к. здесь все по-настоящему.

Усадебный дом – типичное крестьянское жилье:

                (Всего - 19 фото)