Category: природа

Кировск. Часть 2: Кукисвумчор и Вудъявр



Продолжаю рассказ о Кировске - историческом центре индустриальной российской Лапландии. В прошлой части речь шла про общий колорит, городской центр и первоклассный музей градообразующего предприятия "Апатит". Сегодня прогуляемся вдоль озера Большой Вудъявр, на берегах которого лежат крупнейший в России заброшенный вокзал, самый северный женский монастырь и мрачноватый, но судьбоносный для Крайнего Севера район Кукисвумчор (или 25-й километр), на который периодически сходят лавины.

( Рассказ +49 фото )

* В моём журнале.
Здесь же - о радиалке в Хибины.

Кировск. Часть 1: город в Хибинах



В нашей стране великих равнин много красивых городов, но очень мало городов красиво расположенных. В Европейской части лучшим образцом этого жанра я бы назвал Кировск, которому куда больше подошло бы изначальное название Хибиногорск. Выросший в сталинские времена на добыче апатитов, этот небольшой городок (26 тыс. жителей) явно самый интересный в нашей индустриальной Лапландии. После показанного в прошлой части Сейдозера, чья сказочная красота была вполне ожидаемой, Кировск стал главным моим открытием импровизированного маршрута после неудачи с "Клавдией Еланской". Расскажу о нём в 2 частях - во второй о дальнем районе Кукисвумчор, а в первой - о центре и весьма интересном музее.

( Рассказ +49 фото )

* В моём журнале.
ural

Беломорск

Город в Карелии.
Поселение в этом месте известно с 1419 года, называлось Сорока. В конце XIX века здесь стала развиваться промышленность, в 1915 появилась железная дорога, в середине 1930-х в окрестностях Сороки построен Беломорско-Балтийский канал. В 1938 село Сорока и несколько ближайших посёлков были объединены в город Беломорск. В 1941-44 - временная столица Карело-Финской ССР.
За постсоветское время население Беломорска снизилось вдвое и сейчас уже меньше 10 тысяч. Город выглядит довольно мрачно и потрёпанно, достопримечательности (петроглифы, канал, мол с пристанью) расположены в окрестностях и на окраинах, куда у меня не было возможности добраться, так что только центральные кварталы города.



Collapse )
Золотой сентябрь2

Рубцовск. Октябрьская в жёлтом свете листьев. Часть 1

куйбышево, калиновка, улица октябрьская 320.jpg

Давно я не писала постов о Рубцовске. Хочу возобновить эту старую добрую традицию и написать об улице Октябрьской. Во-первых, эта улица безусловно заслуживает внимания, так как является одной из самых длинных улиц города и, подобно Комсомольской или проспекту Ленина, идёт "сквозь время" - от старых послевоенных кварталов через частный сектор к позднесоветской застройке. А во-вторых, минувшим летом она подверглась масштабным дорожным преобразованиям - её полностью заасфальтировали, заменили светофоры и положили новые тротуары. Ведь нужно же посмотреть на это великолепие! Есть ещё и третья причина: золотая осень. Я снимала улицу совсем недавно (логично снимать Октябрьскую в октябре), но от пышного осеннего убора деревьев остались лишь одни воспоминания да эти фотографии.

Улица Октябрьская начинается с окраины города, Черёмушек, и идёт на юг до улицы Дзержинского. Почему-то такая у неё нумерация домов, хотя более логично идти по ней в хронологическом порядке - от более старых кварталов к более новым. То есть, от конца к началу. Что мы и сделаем.

Рассказ + ещё 51 фото в моём журнале

Cело Гусиное Озеро

В посте рассказываю про село Гусиное Озеро, которое находится на берегу одноименного озера в Бурятии. Эти края я решил посетить по двум причинам. Во-первых, здесь находится один из старейших буддистских храмов России - Тамчинский дацан. Во-вторых, до села можно доехать на прямом поезде из Иркутска. Кроме этого, в сети я толком не нашёл постов о Гусином Озере. Меня это дополнительно заинтриговало:)

Читать дальше в моём журнале
ural

Кировск

Город в Мурманской области, у подножья Хибин.
Строительство посёлка на этом месте началось в 1929 году при разработке месторождения апатитовых руд, с 1931 - город Хибиногорск, в 1934, после убийства С. М. Кирова переименован в Кировск.



Collapse )

ПУДОЖ IV



       Только к лету двадцатого года части регулярной Красной Армии освободили уезд от белых. Началась советская жизнь. На самом деле она началась еще раньше, весной девятнадцатого, когда в Пудоже начала выходить газета «Звезда Пудожа», редактором которой стал присланный из Петрограда большевик Константин Хряпин. Советская власть хотела от Пудожа и уезда только одного – леса. Бревен, досок, брусьев, горбыля и… чем больше – тем лучше. Уже в двадцать втором году трест «Севзаплес» начал промышленную заготовку древесины для нужд промышленности Петрограда. Для нужд его жителей Пудожский уезд поставлял дрова. В двадцать четвертом в уезде возобновил работу реконструированный Шальский лесопильный завод, стоявший с самого начала Первой мировой. Его продукция уходила на экспорт. Еще через четыре года в самом Пудоже возник промкомбинат, в котором было несколько деревообрабатывающих станков и пилорама. Оснащен он был локомобилем – паровым двигателем на колесах. К середине двадцатых годов леса стали заготавливать по четверти миллиона кубометров древесины ежегодно. В двадцать девятом в Пудоже был организован леспромхоз. Все это, конечно, довольно скучные материи – все эти доски и бревна. Если я вам скажу, что на лесозаготовках стали применяться лучковые пилы вместо привычных двуручных, гусеничные тракторы, конные, тракторные и автомобильные краны-деррики… вам станет еще скучнее. Между прочим, советский краевед рассказал бы еще о развернувшемся соревновании между лесорубами. К примеру, в тридцать пятом году лесоруб Петр Филатов, работая лучковой пилой стал заготавливать в день по шестнадцать кубометров леса. Два обычных лесоруба, оборудованных обычной двуручной пилой, заготавливали меньше одного Филатова, а когда он стал работать с двумя подручными и через республиканскую газету «Красная Карелия» вызвал на социалистическое соревнование… Ладно, не буду. Только скажу, что жили лесорубы по дюжине человек в избушках, в которые можно было залезть только ползком. Освещались избушки лучинами. Иногда и избушек не было – строили шалаши, а бока этих шалашей прикрывали досками. Спали на соломе вокруг очага, горевшего всю ночь. Collapse )

Мурманск. Часть 4: Каменное плато и Вороний камень



В Мурманске я не припомню больших парков, но так ли нужны они, если прямо в город вклинивается дикая природа Лапландии? Показанный в прошлой части вполне исторический центр лежит в ложбине между сопок - Зелёным мысом на севере и Горелой горой на юге. По каменистым склонам последней и погуляем сегодня - в её криволесье скрывается много сюрпризов.

( Рассказ +49 фото )

* В моём журнале.