Imago hominis (conlaich) wrote in russiantowns,
Imago hominis
conlaich
russiantowns

Category:

Воротынская земля. Духи старого порубежья


Перемышль. Вид на руины Успенского собора князей Воротынских

Города за Калугой — темноватая история для путешественника из Москвы. Уже неблизко для однодневной поездки, да, вдобавок, по местной старине тяжелым катком прошлась война. Что же, тем интереснее. Тем более, что история у Закалужья бурная и духмяная: в средние века эти земли имели репутацию неспокойного и сурового пограничья.






Приокский пейзаж близ села Нижние Подгоричи. Окрестности Перемышля

В домонгольскую эпоху верховья Оки - дальний, диковатый, северо-восточный угол Черниговского княжества. Со временем Верхнее Поочье было поделено между младшими детьми замученного в Орде князя Михаила Всеволодовича Черниговского, и в помонгольское время стало этакой "землей князей".

Источник — Большая Российская энциклопедия и блог http://www.hist-geo.net

акого мелкого лоскутного одеяла уделов, как здесь, нигде на Руси, кажется, больше не водилось. Княжества Новосильское, Тарусское, Козельское, Мышецкое, Одоевское, Оболенское, Карачевское, Воротынское, отпавшее от Новосиля — перечислять можно долго…

В XIV-XV веках многочисленные верховские княжества оказались между двумя набирающими силу державами: Литвой и Москвой. Большая часть верховских князей оказалась в XV веке в политической зависимости от Литвы, которая, впрочем, была слишком далеко, чтобы всерьез вмешиваться в дела своих вассалов. Владетели Верховья с легкостью меняли политическую ориентацию, переходя с литовской службы на московскую и обратно, а порою умудрялись служить одновременно и тем, и другим.

Самый что ни на есть средневековый фронтир, буферная зона, украина в первоначальном значении этого слова…

Катимся долго; дыхание Москвы на киевском направлении ощущается далеко и пропадает лишь где-то за Малоярославцем; постепенно меняется дух места да и пейзажи.

Вот и Калуга осталась сбоку. Сворачиваем с Киевской трассы на Воротынск.

1.
Крест в честь стояния на Угре и Спасо-Воротынский монастырь


Первая остановка — мост через реку Угру. В XV веке здесь заканчивалось Московское государство.

Где-то тут, на «литовском» берегу, расположилось в 1480 году многотысячное войско хана Большой Орды Ахмата, пришедшее наказать строптивую Москву, набравшую силу и окончательно переставшую считаться с ханской властью.



Подробности известны.

Войско Ахмата прошло по подконтрольной Литве территории с русскими же проводниками из верховских, но переправиться через Угру ему не дали московские полки. Противостояние затянулось, в ордынском войске начались проблемы с провизией и эпидемия дизентерии. Князь литовский и король польский Казимир Ягеллончик, обещавший хану не только проход, но и военную поддержку, не пришел. К наступлению морозов ханское войско, так и не сумев форсировать Угру под прицелами русских луков и пищалей, развернулось и двинулось обратно по верховским землям, отводя душу на встреченных городах и угоняя полонян в отместку за «предательство» Казимира...

«…а градов литовских пленил: Мченескъ, Беле́в, Одоев, Перемышль, два Воротынска, старои да новои, два Залидовы, старои да новои, Опаков, Серенескъ, Мезыскъ, Козелескъ. А всех градов плени 12, милостью божьею не взя, а волости все плени и полон вывел» (Вологодско-Пермская летопись)

Войско Ивана III двинулось назад с победой: ордынское иго для Москвы окончательно осталось в прошлом. Да и самой Большой Орде осталось недолго: 1502 году она будет захвачена и проглочена другим золотоордынским осколком, молодым и дерзким Крымским ханством. Теперь уже оно надолго станет основной угрозой на русских южных рубежах.



Где точно происходили события 1480 года, понять на месте непросто, тем более, что оба войска тогда растянулись на километры. Здесь, близ современного поселка Угра, поставлен деревянный крест на искусственном кургане, «официальный» же памятник стоянию на Угре был поставлен в другом месте, близ Киевской трассы.

Впрочем, если говорить о памятниках, именно тут находится первый и главный: Спасо-Преображенский Воротынский монастырь, основанный спустя некоторое время после «Угорщины».



Князь Дмитрий Воротынский, основатель обители, перешел в московское подданство спустя несколько лет после событий на Угре. В 1487 году между избавившейся от ига Москвой и Литвой началась полномасштабная война за приграничные территории (знаменита она тем, что так и не была никем официально объявлена — знакомый, впрочем, по нашим временам сюжет). Начало войны князь встретил на литовской службе; не раз ему приходилось и ходить походом за Оку.

В 1489 году родовой княжеский Воротынск в ответ сожгло и разграбило московское войско. Князь Дмитрий, вероятно, воспринял это как веский аргумент перейти под руку Ивана III не только со своей отчиной, но и с изрядными землями, пожалованными ему королем и князем Казимиром, что было, в сущности, серьезным нарушением «политического этикета»…

Монастырь на берегу Угры появился, вероятно, в 1490-е годы.


Введенский храм (вторая пол. XVII в. и собор Спаса Преображения (сер. XVI в.). Уникальный, на самом деле, ансамбль двух разновременных шатровых храмов

Нынешний силуэт монастыря сложился, конечно, гораздо позже: в середине XVI века, вероятно, после взятия Казани, на месте первоначального храма был поставлен каменный шатровый Спасо-Преображенский собор, столетием позже к ней добавилась и редкой двушатровой архитектуры Введенская церковь. Во время екатерининских реформ монастырь был упразднен, и, возможно, благодаря этому допетровский его облик во многом и сохранился…

За собором— внушительнейший лапидарий с парой десятков надгробий XV-XVII вв.





Уезжать отсюда не хочется.





Но надо. День короток, а успеть хочется многое.

2.
Призраки Приочья: Спас-Городок и Воротынское городище


Приокская земля богата на призраки прошлого: на бывшем приграничье разбросаны следы многочисленных исчезнувших средневековых городов, передовых крепостей и становищ. Часть из них не пережила разорений, часть, как ни странно, опустела, когда на Верховской земле воцарился мир.

Так в XVI веке исчез, например, город Любутск, до которого мы-таки не успели доехать, служивший некогда форпостом Великого княжества Литовского и пунктом сбора княжеского войска (он далековато, ближе к Алексину). Пропал с карт и летописный Старый Воротынск, известный с XII век и сожженный разъяренным ханом Ахматом.

О его местоположении его историки до сих пор не могут договориться. Кто-то говорит, что Старый Воротынск — это городище Спас-Городок всего в нескольких сотнях метров от монастыря. Вопрос спорный, но оставим его специалистам.



Как бы то ни было, Спас-Городок был серьезной и важной крепостью еще в домонгольское время. Что неудивительно: город стоит в стратегическом месте, с которого было легко контролировать окрестности устья Угры и идущие вдоль него пути. В локальной памяти, впрочем, принадлежность городка оказалась связана с событиями Стояния на Угре — его прозвали «татарским становищем».

Вживую Спас-Городок производит мощнейшее впечатление: крутые валы, правильная форма площадки и, конечно, огромный простор вокруг, которого жутко не хватало в Москве.





Cледующая точка на нашей карте — село Воротынск (не путать с современным Воротынском, поселком городского типа в Бабынинском районе, который появился только в 1899 году при вновь построенной железнодорожной станции).

Это так называемый«новый» город Воротынск, который летописец упоминает рядом со старым в вести об ордынском разорении Верхнего Поочья после стояния на Угре. По другой версии и уже упомянутый загадочный «старый» Воротынск находился здесь же по соседству, на берегах реки с неожиданным названием Высса.



Средневековый Воротынск, княжеская отчина, к XIX веку подошел заштатным городом, а после и вовсе превратился в село. Об этом сравнительно недавнем его прошлом здесь напоминает невзрачная церковь да немного старинных домов…



Само княжеское городище находится на южном краю села, близ дороги. И вживую острый абрис его замчища, надо сказать, впечатляет гораздо сильнее, чем на фото.



Если верить археологам и информационному стенду, городище в свое время было заселено еще балтами, колонизировавшими Поочье в первой половине I тысячелетия. Так или иначе, расцвет Воротынска пришелся на XV век.





Погода портится, вдали собирается гроза, но месту это, кажется, только к лицу. О призраках минувшего лучше размышлять в мрачную погоду:)





Духи места оказываются добры и позволяют прикоснуться к прошлому руками: в траве лежат осколки средневековой керамики, не то отбракованные археологами, не то вымытые из разрушенного культурного слоя на бровке городища.



В обнаженной земле склона — скотьи кости, осколки посуды. А кое где и следы обугленного дерева. Как знать, вдруг свидетельство Ахматова разгрома? Или память о крымцах, разорявших город в XVI веке?



Впрочем, погода собирается испортиться окончательно и накрыть нас грозой. К машине приходится бежать — духи вежливо намекают, что пора бы знать и честь.




3.
Княжий собор Перемышля-на-Оке и Нижние Подгоричи


Едем дальше, в древний город Перемышль. В средние века это — один из центров Воротынского княжества, а в XVI веке, после перехода Воротынских в Московское государство и ухода границы на запад,здесь была обустроена княжеская резиденция.

Название его, впрочем, может говорить о еще большей древности — то есть о временах, когда через брянские леса на северо-восток начали переселяться колонисты из Юго-Западной Руси, принося с собой на необжитые места «родную» топонимику. Так на русском Северо-Востоке появились, к примеру, свои Галич, пара Переяславлей (Залесский и Рязанский), и, возможно, несколько Перемышлей («оригинальный» Перемышль, в древности — столица Червонной Руси, сейчас является польским городом Пшемысль Подкарпатского воеводства).

Сейчас, однако, Перемышль — даже не город (уездного статуса его лишили в двадцатые, низведя до села). Впрочем, несколько церквей и дореволюционная застройки здесь всегда к услугам пытливого краеведа.

Мы же сразу направляемся к главной цели нашей поездки — руинам грандиозного Успенского собора первой половины-середины XVI века, которые стоят на городище через овраг от нынешнего центра.





Большой каменный собор в средние века — безусловный показатель статуса города. Даже теперь, в руинах, Успенский собор выглядит несоразмерным нынешнему Перемышлю. Прекрасная иллюстрация о том, как именно transit gloria mundi.



Собор обрушился в 1972 году, вскоре после того, как в нем началась-таки реставрация. Теперь его былую эффектность можно оценить только благодаря реконструкциям.


Успенский собор в Перемышле. Реконструкция Ю. Мосунова

«Аскетичность внешнего облика храма в Перемышле, — писал историк архитектуры Юрий Мосунов, — можно было бы объяснить «провинциальностью», недостаточной искушенностью зодчего, если бы не сверхсложная композиционная структура собора, удивляющая размахом замысла и смелостью его воплощения… Представляется, что заказ удельного князя выполнял все-таки опытный зодчий, но зодчий, ментально принадлежащий ушедшей эпохе. В маленьком городке, удаленном от художественных центров Московской Руси, он создал сильный образ храма-города с многосложной иерархией пространств и объемов, заряженный духом прошлых времен».



Короб собора теперь пуст — если не считать нынешних его обитателей, суетящихся после дождя птиц. С момента обрушения исследования собора продолжались, однако восстановление его так и остается в проекте.







Место, где стоит Успенский собор, зовется «старым городищем» — возможно, имеются в виду остатки еще домонгольского города, заброшенного к моменту обустройства Перемышля Воротынскими и облюбованное ими для нового строительства.

Отсюдя открывается чудный вид на «новое городище» Перемышля, где, вероятно, находилась в то время крепость и на котором в XVIII веке была поставлена церковь Спаса Преображения… Уже в XVII веке, после присоединения Левобережной Украины, острог в Перемышле стал не нужен — а вслед за тем и сам город вступил в полосу упадка.



Напоследок, ловя остаток светового дня, успеваем заехать (вернее, сходить пешком ввиду весенней непроезжести дороги, в село Нижние Подгоричи с эффектной заброшенной Никольской церковью конца XIX века.





Но еще круче, чем тронутая тлением мрачная псевдорусская эклектика, оказались виды на приокские луга и взгорья, на которых и теперь не так-то трудно представить и ордынскую конницу, и литовский дозор, и московских конников в негнущихся тегиляях, едущих на разведку.







Магнетичен ты, древнерусский фронтир. Придется к тебе возвращаться.

Оригинал статьи - в моем ВК-паблике "Невыездные заметки"

Tags: Калужская область, Перемышль
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments