ruslanviktorov (ruslanviktorov) wrote in russiantowns,
ruslanviktorov
ruslanviktorov
russiantowns

Categories:

Неизвестная Россия 18.

Оригинал взят у ruslanviktorov в Неизвестная Россия 18.
Пожалуй самый таинственный замок России – тот, что в Красном Профинтерне. Не менее загадочна история построившей его семьи.



На берегу Волги, 30 км от Ярославля. Поселок городского типа. Красный Профинтерн называется. Почему бы ярославскому поселку не называться Красный Профинтерн? И вдруг… Нет, не галлюцинация. Это действительно замок. Огромный, причудливый, мрачный — и грустно-несуразный в своей готической роскоши. Сюда бы классическую русскую усадьбу с колоннами, флигелем и мезонином, с вишневым садом и босоногими селянками. А тут — башня с бойницами, островерхие крыши, галереи, балкончики…



Вот такое заморское чудо построил русский архитектор по фамилии Лермонтов. Построил перед Первой мировой войной для ярославского купца с простонародной фамилией Понизовкин и для его молодой жены, чье имя столь же экзотично, как и сам замок: Роза Бурсиан.



Архитектурные причуды не редкость в России — что в современной, что в дореволюционной. Но и сейчас, и тогда они расценивались вполне однозначно. Этот роскошный замок в Красном Профинтерне едва не погиб — то ли в силу удаленности от присутственных мест, то ли в силу неких загадочных обстоятельств. Ибо загадок с ним связано столько, что историки до сих пор разобраться не могут.
«Каприз» на профессиональном языке архитекторов — «забавное или экстравагантное здание, либо здание, предназначенное для иных нужд, нежели те, на которые указывают его конструкция или внешний вид».
У Никиты Понизовкина случился как раз такой «каприз». Захотелось романтичному купцу Понизовкину построить в деревне Гузицыно замок.



Пригласили знакомого архитектора — Николай Лермонтов уже построил для семьи Понизовкиных особняк в Ярославле. Надо заметить, что в XIX веке купцы Понизовкины были одной из первых династий русских капиталистов. Сказочно разбогатели на производстве патоки и химических продуктов. Так что наследник династии мог себе позволить любой каприз.
Архитектор Лермонтов создал внушительное произведение — замок из средневековых баллад с элементами модерна. На внутреннюю отделку заказчик тоже денег не пожалел. Легенды о внутреннем убранстве, дошедшие до наших дней, следует делить надвое, но представление о масштабах роскоши они дают: «Каждая комната была отделана разным материалом: одна — шелком, другая — бархатом, лестницы были все из драгоценного металла...», — рассказывают современные селяне, не моргнув глазом.



Три поколения купцов Понизовкиных исправно поставляли местным жителям пищу для пересудов. Селян можно понять: Понизовкины всегда были странными и таинственными. А тут еще наследник Никита женился и построил заморскую диковину — и в представлении местных все детали сложились в стройную картину.
Картина выглядела так: богач женился на ослепительно красивой француженке по имени Роза и для нее, чтоб по родине не тосковала, выстроил не обычную усадьбу, а дворец с башнями. Благородная француженка, изысканная ностальгия и замок-подарок от мужа. Красивая сплетня настолько похожа на правду, что даже сейчас в интернете попадается эта версия — с реальностью, однако, связанная мало.
Никита Андреевич Понизовкин, хозяин замка, происходил из купеческой династии ярославских заводчиков патоки и химических продуктов. Фамильным делом занялся еще в юности и к тридцати считался завидным женихом. Настолько завидным, что о приданом мог не волноваться и богатой наследницы не искал — женился в 1908 году по любви на 24-летней москвичке Розе Бурсиан, происходившей из семьи обрусевших саксонских немцев. Это к вопросу о воображении гузицынских обывателей, записавших Розу «француженкой».



Роза и Никита познакомились, скорее всего, в Московском автомобильном обществе, членство в котором было весьма модным в начале века. А что до замка — вряд ли он был призван напоминать Розе о забытой родине предков, скорее он демонстрировал достаток и небанальные вкусы хозяев, а также фантазию архитектора Лермонтова.
Роза родила Никите Андреевичу дочь Татьяну и сына Андрея, но так и не успела пожить в «своем» готическом дворце: едва замок подвели под крышу, супруги развелись и поделили детей. Роза с дочерью уехала в Москву, Никита Андреевич с сыном остался в Ярославле.
Исследователь Александр Пенкин, автор книги «Никиты Понизовкина сыновья. Из истории рода», после долгих поисков нашел документ, объясняющий развод вроде бы благополучной пары. Брак был расторгнут по самой банальной причине: «прелюбодеяние», как говорилось в документе. Виновник — не прекрасная Роза, а вольнолюбивый и любвеобильный Понизовкин.



Розе было дано право вступить в новый брак. До революции Роза Бурсиан этим правом не воспользовалась, работала учительницей русского языка, после революции стала библиотекарем. Позже «француженка» наконец нашла нового мужа, бросила работу и сделалась домохозяйкой.
Никите же была назначена семилетняя епитимья, которую он, впрочем, проигнорировал. После развода он отдался работе, три года умножал свои капиталы, и заодно нашел новую супругу. А потом — пришли красные, и настал конец благополучию ярославского капиталиста.
И Никита Понизовкин пропал — надо сказать, не первым в своем роду.



После революции из дома Понизовкиных первым делом вынесли все ценные вещи — говорят (опять слухи?), кое-кому перепало даже наличное капиталистическое золотишко. А вот что делать с самим домом, местные жители так и не определились. Замок побывал школой, сельским клубом, библиотекой…
На балкон взгромоздили статую Ленина в человеческий рост, якобы зовущую жителей Гузицыно в светлое будущее. Это запечатлели фотографии 1930-х годов. Но Ленин, опасно балансирующий на балконной ограде, вызывал самоубийственные ассоциации, и статую перетащили на постамент перед домом. Покрашенный белой краской вождь мирового пролетариата довершил сюрреалистический образ и без того безумного особняка. А в 1945 году невзрачное Гузицыно переименовали в звучный Красный Профинтерн.
Примерно в то же время началось и разрушение дома. Воздушную систему отопления решили заменить на водяную, что оказалось крайне неверным шагом. В перестроечные времена всем было не до замка, а в 1990-е обанкротился старинный завод.
Дом без хозяина пришел в аварийное состояние — иными словами, окончательно превратился в заброшенный замок с привидениями, плесенью и паутиной. Почему на его восстановление не нашлось государственных денег — еще одна загадка.



Однако любителям мрачной романтики и архитектурных «капризов» свободно прогуляться по замку не удастся: недавно он был выкуплен в частную собственность, там ведутся ремонтно-реставрационные работы. Легально — нельзя, но можно поглазеть со стороны или договориться с охраной — особо страждущих иногда пускают внутрь. Только мы вам об этом не говорили.
Кстати, не далее как в прошлом году особняк Понизовкиных в Ярославле «реставрация» чуть не погубила — от полного разрушения «реставрационными бульдозерами» дом спасло только бурное негодование ярославских жителей. На Ярославщине память о таинственных, но очень родных купцах Понизовкиных оказалась не менее живучей, чем старинные слухи.
Предполагается, что к 2013 году в доме Понизовкиных в Красном Профинтерне откроется роскошный отель. По иронии судьбы, чем роскошней отель, тем меньше шансов у местных жителей туда попасть. А за таинственность бывшие гузицынские, а ныне краснопрофинтерновские обыватели могут по традиции отплатить зловещими и живучими слухами.
Впрочем, Александр Пенкин придерживается другого мнения: «Еще два года назад особняк был на грани исчезновения, и никого это не трогало! Теперь есть надежда, что особняк сохранится, сохранится и облик поселка. Гостинично-туристический комплекс может создать много рабочих мест, а для Красного Профинтерна это сейчас почти жизненная необходимость».
Сейчас дом замок принадлежит компании «Ташир», хозяином является не кто иной, как Карапетян Самвел(ТЦ "Рио" и ТЦ "Ереван плаза"), отстроили надо сказать отлично.






Tags: Ярославская область
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments