Наталия Курнант (nantik7) wrote in russiantowns,
Наталия Курнант
nantik7
russiantowns

Categories:

Старая Русса. Ч.1.

В Старой Руссе мы прожили день (две ночи), что для создания «образа места», конечно, маловато. Однако иногда имеет смысл, мне кажется, описать поверхностные впечатления от города, тем более, что полной картины не составит никто.



Старая Русса не город «объектов», как, скажем, Великий Новгород, в котором бросок от шедевра к шедевру лучше проделывать с закрытыми глазами. Да, храмы Старой Руссы прекрасны, своеобразны, особенно Спасо-Преображенский монастырь, но ехать в город только ради них, возможно, и не стоило бы.








Старая Русса – это и не город-«атмосфера», ибо городской среды как таковой не сохранилось: война оставила жалкие крохи от старой застройки.









Не могу назвать Старую Руссу и городом-курортом, как Трускавец или, извините за сравнение, Карловы Вары или Баден-Баден, где отдых или забота о нём есть главное и единственное дело всего взрослого населения.Может быть, Старая Русса – город-музей, литературный или военных событий? Да, имя Достоевского встречается здесь в самых неожиданных местах, и нет такого тихого уголка, в который не донеслись бы раскаты великого имени.


И с воинской славой всё в порядке: единственный на всю Россию музей одного (Северо-Западного) фронта находится в Старой Руссе, здесь же и уникальный танк Т-26, штучный для наших регионов экземпляр.



Но для города-музея нужны памятные места, а их-то как раз и нет, то есть места есть, а культурных объектов на них – увы – не наблюдается.
Уникальная природа? Да, здесь красиво, врать не буду: три речушки Полисть, Порусья и Перерытица, зелень, яблони, вековые ивы, чудом уцелевшие во время войны – всё это располагает к себе, даже чарует легонько, но не до страсти, не до духозахватывания.  Видала я места и покрасивее, в общем.







Так что же в остатке? А Бог его знает, но «цепляет» чем-то Старая Русса, радует, увлекает, даже и манит немного. Возможно, именно этой деструктивностью, обычной для среднерусской провинции, смешением разных, как говорят братья-филологи, текстов на один небольшой  (тысячи на 32) городок.   Странно ходить по Старой Руссе: как будто из одной истории ты, сделав полшага, попадаешь в другую, и не смешиваются эти самые сюжеты, остаются сами по себе или сами в себе.

Кремля у города нет, и где он располагался, по-моему, точно никто не знает. Самая древняя постройка – Спасо-Преображенский собор, входящий в комплекс монастыря, основанного в XII веке. Он очень хорош, особенно греют моё петербургское сердце асимметричные окошечки.



Однако сам монастырь без келейных корпусов, ограды смотрится как-то одиноко и безжизненно.  В монастыре располагается краеведческий музей, в который мы, к сожалению, не попали, ибо по вторникам он закрыт.  Самый «живой» из сохранившихся храмов – Георгиевский, он практически всегда был действующим (иконы там собраны со всех разрушенных или закрытых храмов), и именно здесь молился Достоевский.



Известна церковь, прежде всего, чудотворным образом Богородицы Старорусской – самой большой в православном мире выносной иконой Божьей Матери. История этого образа мне показалась настолько интересной, что я её вкратце перескажу. В десятом веке из Овидиополя попала в старорусские земли это икона, а к шестнадцатому её слава чудотворной святыни прокатилась далеко за пределы новгородских земель. Выпросили её себе тихвинцы, естественно, на время, во избавление от страшной моровой язвы. И задержалась знаменитая икона в Тихвине на три века и почиталась там наравне с Тихвинской. Однако рушане требовали святыню назад: слезы, жалобы, прошения неслись к царям и митрополитам беспрерывным потоком. В конце XVIII века тихвинцы согласились сделать копию, которая и была отправлена в Старую Руссу и помещена в Георгиевском соборе. Этот список тоже вскоре стал чудотворным. Но рушане не сдавали позиций и хотели получить обратно именно оригинал. И, наконец, в конце XIX века Богородица Старорусская на руках из Тихвина была перенесена домой, в Спасо-Преображенский монастырь. Но, как оказалось, ненадолго. В советское лихолетье с неё сняли дорогой оклад, но уничтожить не решились, а после немецкой оккупации чудотворная икона десятого века пропала, и дальнейшая судьба её неизвестна. В Георгиевском храме остался тот самый список XVIII века, но непростой. Стоит сравнить его с копией Богородицы Старорусской конца XIX века, оставшейся в Тихвине, чтобы понять разницу: младенец на чудотворном списке XVIII века отвернулся от матери в сторону молящихся во храме, то есть собственно копии у иконописца не получилось.

(фота не моя)

(фота не моя)
Вот тут-то и ломают до сих пор головы искусствоведы: то ли список с другой иконы сделан (с какой стати?), то ли что. Могу только сказать, что впечатление икона Богоматери Старорусской производит сильнейшее.
(Продолжение следует).
Tags: Новгородская область, Старая Русса
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments