michelleka (michelleka) wrote in russiantowns,
michelleka
michelleka
russiantowns

Бывали ли Вы в Архангельском? Ежели нет, обязательно поезжайте... (С)


    Это путешествие мы совершили совершенно случайно. Хотелось чего-то недальнего, исторического и благообразного. Решили мы отложить на время шатания по городкам разной величины и вылавливание смешных объявлений и поражающих воображение странностей. Захотелось мне, как истинной утоyченной барышне поохать, поахать, побродить о старинному поместью и, как сказал бы, бегло владеющий экскурсоводческими штампами гид "прикоснуться к старине". Села я за интернеты и стала придирчиво изучать список подмосковных усадеб. И выбор пал на имение Архангельское, что совсем недалеко от платформы Павшино и города Красногорска, весенние панорамы которого радовали нас прошлою раннею весною. Как-то так случилось, что до этого ни разу мы там не были, зато поначиталась я про князей Юсуповых и их семейные проклятия и странности, изучила дневники Феликса и нарисовала себе картинку крайне идиллическую. Да и всяческие зазывные сайты не подкачали. Вот ведь согласитесь, читаешь вот такое предложение и сразу хочешь влиться в эти пресловутые ряды:

    Всех, кто приезжает в Архангельское, объединяет желание постичь его красоту, проникнуть в смысл того редкостного единства архитектуры и природы, в котором классическая строгость ансамбля, стремление к изящной простоте не переходят в жесткую схему, а полны просветленного настроения и тонкого чувства.




    Распечатала пресловутую цитатку и приготовилась наблюдать пусть и зимний, но дивный сад и парк. Итак, заняв в электричке до Шаховской достойное место среди дедков с рюкзаками и бабулек с лыжами, мы отправились в Павшино и далее, стремительно оседлав газель, к самому храму истории и изящества.

    Вход в парк - коммерчески строг и изобилует подводными камнями всевозможных культзатрат для разных групп населения.



    Скрыв от кассирши возможный факт фотодеятельности, мы по раздольной диагонали рекомендованной нам теплотрассовой аллеи устремились в святая святых. Большой дворец так и заманивал старательно расчищенными дорожками и в меру приветливо приоткрытой калиткой. Сразу рисую у себя в голове красочную картинку с крутящимися в венском вальсе потомками рода хитрого и расчетливого Юсуфа, приглушенными звуками фортепьяно с седой взлахмаченной шевелюрой маэстро ну или хотя бы полутемную библиотеку, где позевывая перелистывает книги кто-то из седоватых господ Юсуповых, уже утративший интерес к танцулькам.





    Фантазировать так фантазировать - вспоминаю о хлебосольных нравах московского дворянства:

    «Древние дворянские роды в своих роскошных городских и деревенских усадьбах жили по старинке. Они почитали обычай и сторонились петербуржцев, называя их чужеземцами. В Москве все дома были открыты. Гостя тотчас вели в столовую к столу с закусками и водками. Хочешь-не хочешь – изволь угощаться»

     Но при входе во Дворец никто нас с чарочкой, конечно, не встречает. Сейчас о роскоши гостеприимства в гулком и холодном холле напоминает лишь строгая женщина-билетер, которая заманчиво обещает тянущемуся к культуре населению три роскошных восстановленных зала.

    Вообще любопытно, что ремонт на территории Архангельского ведется еще чуть ли не с советских времен и до сих пор не может похвастать завершенностью. Первые работы по его восстановлению начались аж в 1985 году, еще в пору моего вполне босоногого детства, но и по сей день амуры и грации соседствуют с облупившейся штукатуркой, на стенах многих строений висят почти стершиеся информационные таблички.

    Бросаем последний взгляд на колоннады по бокам дворца, теперь на чистом, нетоптанном снегу не найдешь крадущихся следов страдающего лунатизмом Феликса, там вообще за ветхостью конструкции ходить не рекомендуется. Так что дворянской забаве "хождение по коллонадам" предаться, увы, не выйдет.



    Ну а мы покамест входим внутрь, чтобы ощутить атмосферу, в которой прошло мрачное детство и томительная юность знаменитого убийцы Распутина. Из обещанных нам роскошных залов, первым оказалось помещение, в которое непосредственно и сидит велеречиваятётя и входят уставшие гуляльцы по Архангельскому. Ехидный лебедь на фресках хищно извивает шею, он-то знает, что вторым залом именуется маленький закуток, который отделяет эту своеобразную прихожую от Овального зала.





    Мне показалось, что глаза птиц горят очень неприветливым и сумрачным блеском, хотя, возможно, это лишь следы скудного освещения залы.

     Серый цвет не к лицу этим залам, и делает их явно негостеприимными. Античные влюбленные зябко жмутся друг к дружке, и волчица поджимает к торчащим ребрам сведенный в голодной судороге живот.







    В Овальном зале по кругу стоят закрытые целлофановыми пакетиками кресла. Ни стариной, ни мистикой от них, лично на меня, не веет. Чтобы разбавить наше уже как-то плавно подходящее к финалу посещение, как по заказу, вваливается свеженькая, заснеженная группа тянущихся к культуре, барышня-экскурсовод с очень умным видом рассказывает о том, как летом здесь иногда играет на старинном пианино музыкант. Кучка страждущих с готовностью благоговейно кивает головами и, одобрительно переглядываясь друг с другом, пришептывает: «Играет, да-да, чудесно!»

    На потолке - щиты и предметы античного военного обихода.





    Две одинаковые полутемные лестницы уводят любопытствующих на второй этаж.





    Верхний этаж и вовсе избавлен даже от малейшего присутствия духа Юсуповых. Там в паре мелких зальчиков проходит выставка кукол. Нас встречает разлохмаченный и дурно спрессованный Александр Сергеевич из папье-маше. Если совсем условно объяснить его неожиданное появление "нашего литературного всё" здесь, то можно вспомнить, чо поэт очень любил Архангельское и современника своего из рода Юсуповых и даже посвятил им обоим несколько бессмертных строк.

    "…К тебе явлюся я; увижу сей дворец,
    Где циркуль зодчего, палитра и резец
    Ученой прихоти твоей повиновались
    И вдохновенные в волшебстве состязались".


    А вот современное состояние битвы палитры и резца смогло почти полностью нейтрализовать возможные проблески волшебства атмосферы Архангельского.

    Слегка подсвеченное иллюминаторообразное окошечко лишь отчасти может передать возможный мистицизм передвижения по этим нагоняющим тоску комнатам.



    Спускаемся вниз. Там очередная толпа экскурсантов с новым взрывом дикого энтузиазма, устремляется на этот раз к одинокой статуе киприды и расписанной зеленым растительным орнаментом колонне: «Как красиво! ой да это же виноград!»



    Возможно, в этом отдельно взятом помещении дух Юсуповых оказался спугнут затянувшимся ремонтом. Поэтому должное количество поморщив брови, мы отправляемся исследовать самые удаленные уголки поместья, очередного из плеяды изящнейших Версалей подмосковной закваски.



    Где-то там, в парке, должны быть рассыпаны многочисленные и роскошные скульптуры. Возможно, небрежно облокотившись на одну из них локтем, позировал для своего знаменитого портрета с пёсиком Феликс. Но выйдя на улицу, мы неожиданно утыкаемся в скорбный ряд узких ящиков, очень напоминающих дачные кабинки туалетов. Что это за способ хранения скульптур? А во времена Юсуповых их тоже в такие гробы на зиму укутывали? они же каменные всё-таки, от снега портится не должны.





    Построенные уже в советские времена, в 30-е годы XX века, корпуса санатория Министерства Обороны закрыли вид на старицу Москва реки и нарушили архитектурное единство ансамбля усадьбы Архангельское. Вот они виднеются желтыми вкраплениями на горизонте.



    Там поближе на корпусах даже табличка красуется. Вот такая вот.



    По рассказам, после войны 1812 года хозяин Архангельского князь Николай Борисович сетовал на французов за неаккуратное обращение со скульптурами. Он говаривал, мол: «Свиньи французы заразили сифилисом весь мой Олимп!», ибо половина его любимых скульптур, любовно заказанных лучшим скульпторам того времени оказалась без носов.

     Очевидно, с тех самых пор божественный Олимп берегут особо почетно. Тщетно обессилевшие от тесноты сбитых для них укрытий бюсты пытаются взглянуть на мир хотя бы сквозь скудно просвечивающую полиэтиленовую пленку. Она дает слишком тусклую картину мира.



     По воспоминаниям все того же Феликса, гостивший однажды в Архангельском художник Франсуа Фламан (Фламенг) был совершенно потрясен его красотою и укладом жизни там. Архангельское так полюбилось ему, что, уезжая, он сказал графине Зинаиде: «Княгиня, как покончу рисовать, позвольте наняться к вам на должность почетной архангельской свиньи!». Но нас с хрюкающую братию превращаться здесь совсем не тянет. Остается только опять делать скидку на век-другой.

     В такой увитой плющом аллее, наверняка происходило не одно амурное объяснение, не одно фривольное свидание. Берсо, или иначе «перевернутые люльки», раньше были увиты, конечно же, виноградной лозой. Сейчас её место заняла липа.



     Зато можно закрыть глаза и представить, как примерно это могло быть в веке 19-том.



     А вот еще один образчик подобных витых сооружений, уже возле Малого Дворца.



     Сейчас пускаться в странствия по этому, хотя и вполне расчищенному, но нагоняющему тоскливую скуку лабиринту совсем не хочется. Обходим этот альковный уголок.

     А вот какой-то лихой стук прорезает окутавшую тишину. Как из пулеметной очереди, раздаются мелкие, но звучные удары. Дятел. Маленький. Черный. Трудолюбивый. Вот он какой - любуемся.



     В Архангельское в разное время очень любили приезжать с визитами коронованные персоны. Были здесь императоры. Целых 5 штук. Удивительно плодотворный урожай сильных мира сего. В честь каждого из них гостеприимные и благодарные хозяева ставили памятную колонну. Ну а что, если место позволяет, а холодильника с магнитами еще не придумали – как иначе зарубку на память сделать?! Из 5 колонн мы можем полюбоваться только тремя: в честь приезда Александра и Николая Первых и последняя из колонн-визиток – колонна в память о гостевом визите Александра III. Наверху каждой из колонн, естественно, парит символ самодержавия – орел. Все надписи сделаны на официальном языке света – французском.



     В темнице за решеткой прячется от осыпающего все кругом снега и Екатерина Великая. Удивительно, почему и её не упаковали в тесную коробку?! Хотя она-то ни разу в Архангельском не была. Зато любитель просвещения, князь Юсупов Николай Алексеевич очень любил и восхищался императрицей и посему решил устроить у себя в имении небольшой храм в её честь. Даже надпись соответствующую начертал – Божественная Екатерина, на латыни, разумеется.



     В былые годы здесь курились фимиамы и благовония в специально сконструированных курительницах, а сейчас императрице всея Руси скромно предлагают лишь урну. А чем ей мусорить?! Она же каменная!





     Вот располагающим к неспешной беседе на свежем воздухе кружком сгрудились лавочки. Сверху они, наверное, должны быть увиты плющом или диким виноградом.



     И на каждой. На каждой горит псевдозолотым огнем табличка.



     "Вольво" – конечно, молодцы, но зачем на каждой лавчонке это писать?! Непонятно. Как-то даже стыдно за вполне себе богатую и известную фирму из-за столь навязчивой рекламы своей благотворительности. Так и тянутся они к самому концу парка, к корпусам военного санатория и спуску к Москве-реке. Как-то даже неудобно перед гипотетически глядящими на все это Юсуповыми за столь не по-дворянски исполненную реставрацию.



     В немой растерянности воздевает в небо свои палочные руки миниатюрный снежный человечек. Он, как и мы, мечтал увидеть здесь множество красивых скульптур и изящных фонтанов. Но оказался единственной доступной к осмотру композицией.



     А при виде этих скорбных рядов табличек первая мысль, которая у меня возникла мысль: мы оказалась на американском военном кладбище.



     Аккуратно сунув ногу в уже протоптанное любопытствующими углубление в сугробе, можно столкнуться лицом к лицу с еще одним скромным спонсором восстановления Архангельского. Раньше здесь цвели яблони и девушки с кружевными кипейно белыми зонтиками срывали с деревьев хрусткие яблочные плоды. А интересно, когда деревья вырастут немного, им дадут таблички побольше?!



     Небольшой двухэтажный дворец, он же малый, он же «каприз». Его построили здесь еще до появления Юсуповых в Архангельском. Еще при Голицыне. А в новейшую историю усадьбы добавили лишь верхний этаж. Сейчас там хранится богатейшая Юсуповская библиотека, часть которой считается безвозвратно утерянной. А в былые времена князья здесь играли на бильярде и курили сигары. А уже перед самой революцией сдавали комнаты внаем, или селили многочисленных гостей усадьбы. А в куртуазный 18 век и начало 19-го здесь же затворялись ссорящиеся между собою члены княжеской семьи.



     Вот, к примеру, князь Николай Борисович, тот самый, что Олимп свой сберечь не смог, на старости лет ударился в страшные загулы. Последней его пассией была молодая и сильно-пьющая французская мадемуазель, которая страшным делом бузила и дралась со своим благоверным дедулей, которому тогда аж 80 лет стукнуло. Так что было от кого и чего запираться.

     А вот здесь в советское время, если поверить развеселым агитационным фотографиям, заливали каток для рабочих.





     А интересно, владели ли Юсуповы искусством коньками резать лед?! Пытаюсь себе представить, как сначала Зинаида Николаевна, слегка придерживая длинные юбки, аккуратно мостит конек на свежезалитый лед, затем, продолжая крепко держать за руку кормилицу, ставит на лед и второй конек. И наконец, аккуратно отталкивается ногой и начинает плавно скользить по поверхности. А вот Феликс, должно быть, катался на коньках быстро, стремительно, с резкими разворотами, от которых разлеталось вокруг снежное крошево!

     Одно из сильнейших впечатлений от посещения Архангельского - вот этот совершенно уникальный стенд.



     Дозированная ходьба – сила! Особенно, если четко следовать инструкции. Для начала можно освоить небольшой отрезок одного из трех базовых маршрутов. Я правда до сих пор не знаю, позволяется ли в данном серьезном вопросе какая-то вольность или все три маршрута являются результатом скрупулезно выверенных расчетов, поэтому творчески переосмысливать предложенный материал мы не решились.







     А вот этот дворец с красивыми античными колоннами - Усыпальница Юсуповых, построенная сразу после гибели на дуэли Николая. Усыпальницу так официально и не освятили, и никого там так и не похоронили. Сейчас тут позируют свадьбы. Несколько ироничный поворот событий.



     Рядом с Усыпальницей засыпанный снегом, со всех сторон окруженный сугробами, памятный столб. Чем-то он напомнил нам памятники разным полкам на Бородинском поле. Опознавательной таблички нет, очевидно, у этого столба нет своего спонсора.



     В импровизированной сторожевой будке пусто, но странно сильно натоптано снегом. Можно попробовать представить согнувшегося в ней в три погибели рослого гренадера, лишь пару недель назад закончившего долгую рекрутскую службу, и на старости лет с двумя ранениями и одним крестом, нашедшего себе тихое и спокойное пристанище.



     Каменная кладовая над оврагом. Здесь хлебосольные хозяева держали диковинные десерты и икру на льду, на полках красовались рядами банки с варениями и джемами и разнообразные настойки и наливки, которыми гостям предлагали скоротать долгие летние и осенние вечера.





     Проходим сквозь Святые ворота. Табличка с надписью-названием почти совсем стерлась. Топаем искать церковь Михаила Архангела.





     Примерно посередине пути наше внимание приковывает трогательное, удивительно длинное и исчерпывающее и (что столь нехарактерно для нашего века печатания) – рукописное объявление о собачке. Не могу его не показать. Ибо сразу всплыл в моих глазах умный и хитрованистый мопс семейства Юсуповых. А вдруг и эта не глупее будет. Люди! Устройте жизнь песика!



     Старые, осыпающиеся стены как живые свидетели былых времен и самых драматических событий.





     В забор как будто вбиты тысячи острых, как бритва, камешков.



     Сохранились даже деревянные коробочки небольших куполов, старые, темные от времени.



     За этими стенами спряталась белоснежная церковка - самое старинное здание во всем Архангельском. До того, как её возвели в этих местах, Архангельское носило совсем другое имя – Уполозье. И только после того как в 1667 году здесь возвели этот белокаменный храм в честь Михаила Архангела, село стало называться Архангельским.





     Последний штрих осмотра - лечебные корпуса военного санатория. Великолепная агитразвеска говорит с нами голосом пророка русской революции - Герцена.





     Здесь же, кстати говоря, мы нашли единственный незакрытый в коробку фонтан. И ничего, надо сказать, держится - и от снега не раскис и от мороза не потрескался.



     А рядом с фонтаном - манящая надпись «Архангельский бювет».







     Вот собственно и все, выпив мысленный стаканчик невидимого бювета, отправляемся топтать снежок и по ближайшим окрестностям. Тяжелая от снега трава сильно пригнулась к земле и выглядела как уменьшенная копия заледенелого леса.



     На дорожке - кормушки для голодающих птичек с сортами хлеба и корма на любой вкус.



     Обратите внимание, как внезапно меняются фонари. Будто указывают на границы разных территориальных владений. Маленькие современные изящные лампочки и советские великаны переростки.



     А стопы мы свои направили к музею техники вадима Задорожного. Сразу скажу, смысла описывать его коллекцию полностью не вижу - у них и так очень даже информативный сайт, и машины все нафотканы по отдельности и качественно. Потому - лишь несколько штришков своих впечатлений.





     В уличной части музейной экспозиции большая часть экспонатов была завешена плотным брезентом, оберегающим от непогоды. Испытываем ощущение сродни посещению Монинского авиационного музея – когда военной техники много, она перестает впечатлять. Вот стояло бы танка три и одна пушка – всё бы излазили вокруг да около и осмотрели бы, и позаглядывали б и пофоткали, а здесь их слишком много. Чересчур. Просто большая такая военная парковка. В организованной по оказии военно-полевой кухне ребята в неряшливых бушлатах и не застегнутых шапках треухах, столоваться у них ну никак не тянет. Они скорее не на солдат-красноармейцев, а на зека каких-то потрепанных похожи.

     Зато здесь имеется БТР на ходу. За 200 рублей или около того он возит вокруг этой брезентопокрытой военно-полевой братии на очень неудобных и холодных сидушках. Передает лучшие впечатления от армейской службы, так сказать.
Вход в теплую часть экспозиции охраняют две паровые машины.





     Зато внутри тепло. Дивно тепло, мало народу и красиво и любовно расставленные экспонаты. А детям очень понравится большая железная дорога, тем целых три состава по миниатюрным рельсикам курсирует. Работает диковинка по часам или по желанию посетителей, готовых оплатить внеурочное включение этого механического чуда.
Из машинок очень симпатична вот эта малютка.



     Просто кукольная какая-то! Хотя я точно б влезла. А надоело ехать взял да и покатил, за веревочку, ну как в детстве каталки, мне кажется, вполне себе зрелище будет.

     В полутемном закутке, где, видимо, когда-то находилась некая забегаловка-закусочная, нашли приют элементы американского ресторанного стиля середины прошлого века, а может и ранее. В любом случае любуемся – кассовый аппарат в стиле ретро.





     А вот звезда быстрых и медленных танцев Дикого Запада – музыкальный аппарат. Эх, жаль, нельзя монетку пихнуть и что-нибудь такое эдакое заказать.



     А еще, в том же темном уголке притаились разнообразные фарфоровые фигурки советского времени. У меня у бабушки таких много было – и мальчик с овчаркой на границе, и Нахаленок в рваных штанах с хворостинкой, и Хозяйка медной горы. А тут вот буденовец со съемным крышко-скальпом. Спрячь самое дорогое в буденовке. Он защитит!



     А колхозы, их обязательно нужно крепить. Эта мысль переходит в разряд аксиом, если кушать из такой розетки варение каждый день, к примеру.



     И последний перл, подмеченный нами во время этого путешествия, опять радостно репрезентует Вам наш дорогой родной край. Подлипки Дачные. Пристанционная площадь. Затрапезный ряд обшарпанных синих кабинок всем известного назначения просто взрывает объявление.



     Я боюсь себе представить жизненную ситуацию, в которой автор объявления утратил в кабинке свой термос. Но, люди, прошу Вас, не будьте жестокими – верните ей термос, Вы же видите – она ругать не будет! А то вдруг какая-нибудь ногайская колдунья очередная окажется, ну мало ли…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments