February 9th, 2017

Дед

Выборг. Здание фирмы Хакман и Ко.

Я уже неоднократно писал в блоге о работах финского архитектора Уно Ульберга. А сегодня я предлагаю взглянуть на его первую работу в Выборге - здание главной конторы фирмы Хакман и Ко. Вот два его фото - дореволюционное и современное:


Далее в моем блоге...

Малоярославец

Посетив усадьбу Белкино и село Спас-Загорье мы добрались до города Малоярославец. Достопримечательностей в городе в принципе не много и все они находятся в шаговой доступности друг о друга.

Collapse )
фотик

Конд - "трущобы" Еревана



Хозяин небольшого домишки, затерявшегося среди узких улочек Конда, налил масла прямо на старую металлическую печку и бросил на неё же порезанную картошку. На столе в это время появились овощи и куриные сердечки.

"Приготовь гостям кофе", - обратился он к жене. Потом повернулся к нам: "Да не бойтесь, что с ножом туда-сюда хожу, это я порезать еду хочу".


Дом, куда нас пригласили на кофе, состоял из двух маленьких комнат с очень скромной обстановкой. Одна комната - спальня - была завалена различными вещами, вторая одновременно служила и кухней, и прихожей. У двери расположилась та самая печка, выполнявшая роль сковороды. С центральным отоплением в Конде у многих проблемы, поэтому почти у всех свои печки. Рядом с печкой стоял стол, за который нас любезно усадили. А вот предмет, явно самый дорогой хозяину, висел на светлой стене среди небольших икон и креста. Точнее предметов было два.
"Папа и мама", - тихо пояснил он когда поймал мой взгляд на больших старых портретах мужчины и женщины. В его голосе звучало неподдельное почтение и уважение. Показалось, что именно эти портреты, а не печка, согревают ветхое жильё и не дают ему рухнуть.
В помещении не сказать, чтобы был порядок, но на портретах не было ни пылинки, а от их места на стене над нами было похоже, что за столом сидят и родители хозяина этого жилья в трущобном районе. Хотя со словом "трущобы" можно ещё поспорить.


Так что же это за Конд? Это один из интереснейших районов Еревана. Во время прошлогодней осенней поездки в Армению мы его посетили. Здесь ещё сохранилась атмосфера старых улиц, которых в столице Армении осталось уже не так много.
В Конде удалось побывать в гостях у небогатого гражданина, дом которого я описал выше, и наоборот - у человека, которого по меркам этого района можно назвать богачом. Бедняк постеснялся и не захотел фотаться, а богач разрешил.

Под катом улицы и дворы Конда, его дома, по части из которых и не сразу скажешь, что в них живут, и некоторые жители, встретившиеся во время прогулки.

Читать далее

Курганы Суздаля

Если идти на юг от Суздальского кремля по мосту через реку Каменку, идти никуда не сворачивая, можно попасть туда, где спят вечным сном люди древнего Суздаля, жившие в первые века после Крещения Руси. Там на высоких речных берегах ждут свою Последнюю Битву те, кто принял Иисуса Христа, эти люди отказались от погребальных даров, ибо желали, чтобы ноша их была легка, но оставили свои курганы. Когда-то давно Один научил их насыпать курганы над могилами.

Возможно это было главное суздальское кладбище, сейчас это место называется Мжарский могильник, некрополь у реки Мжары. Мы отправимся туда, чтобы посмотреть, что от него осталось.

Вид из "города мертвых" на Суздальский кремль.


Collapse )

Курган-Тюбе. Точка напряжения.



Курган-Тюбе - третий по величине (106 тыс. жителей) город Таджикистана, центр южной Хатлонской области, о колорите (Шаартуз) и древностях (Аджина-Тепе) которой я рассказывал в двух прошлых частях. Курган-Тюбе был главным очагом гражданской войны 1990-х, последним из крупных городов вернулся под контроль правительственных сил, и потому имеет репутацию оплота "вовчиков", по-нашему говоря джихаддистов. На самом деле всё намного сложнее: в царские (вернее, эмирские) времена здесь жили немногочисленные таджики и арабы, вокруг которых кочевали узбеки-локайцы; в советское время на здешние поля, где земли было больше, чем способных её обрабатывать рук, докинули ещё узбеков-земледельцев из Согда и горячих набожных таджиков из Каратегина да 201-ю дивизию советской, а ныне российской армии. Так в городе возникла гремучая смесь (говорят подобное нередко встречается на Ближнем Востоке) совершенно не комплиментарных и живших обособленными кварталами народов, вспыхнувшая от первого же потрясения. Нет, Курган-Тюбе - не оплот вахабизма, всё сложнее - это город, где никогда нельзя быть уверенным, каких народов и вер тот или иной прохожий.

( Рассказ +42 фото )

* В моём журнале.

Тверская Карелия: Кострецы

Посёлок Максатиха — один из основных центров расселения тверских карел. На многие километры вокруг разбросаны карельские деревни, в которых порой сквозят типично северные черты, не характерные для средней полосы России. Последним в своём путешествии я посетил село Кострецы в 15 километрах южнее Максатихи. Туда я добрался уже зимним вечером, когда на небе темнело, а вернулся в Максатиху уже затемно.



Читать дальше в моём журнале