September 21st, 2013

Джунгарские ворота



Два высоких безжизненных нагорья, а между ними плоская равнина, узкая и длинная, как коридор - это и есть Джунгарские ворота. Красивое и страшное место на стыке тюркской и монгольской степи. Великий Шёлковый путь пролегал южнее, по долине Или-реки, а этими воротами ходили не торговые караваны, а степные армии. Ворота можно с тем же успехом назвать Гуннскими или Чингисхановыми, но последними в них без стука входили джунгары - антагонисты казахов, последняя орда Великой Степи, о которой я когда-то давно уже рассказывал подробнее. Год назад это место сыграло свою роль и в моей жизни - и вот я вернулся сюда за реваншем.

( Рассказ +47 фото )

* В моём журнале.

ГОРОДЕЦ



    Ворота Городецкого судоремонтного завода охраняет рыжая собака. За кусок копченой колбасы она откроет вам калитку, поведет к стапелям и продаст недорого почти новый, только что из ремонта, буксир, выкрашенный суриком. Да она и без колбасы отдаст, если с ней поговорить по-человечески. Скучно ей сидеть одной у этих ворот. Особенно по выходным. Вы не поверите, но в Городце суда не только ремонтируют, но и строят. Как начали строить баржи и пароходы в середине позапрошлого века – так и не перестают до сегодняшнего дня. К концу девятнадцатого века каждый год в Городце спускали на воду до семидесяти деревянных барж. И какие были баржи! Длиной до сотни метров и шириной до пятнадцати. По заказу нижегородского купца-миллионера Гордея Чернова, прототипа горьковского Фомы Гордеева, в Городце построили баржу вместимостью в миллион пудов. Тогда весь город строил баржи. Даже маленькие дети мастерили из щепок крошечные баржи водоизмещением в грамм пятьдесят или сто и пускали их по ручьям. Клепали и котлы, и пароходные машины, и даже отливали из чугуна кружевные навесы, которые и сегодня украшают крылечки старых городецких домов.
    Теперь баржи делают редко – в основном дебаркадеры. Плавучие пристани и доки, речные вокзалы, гостиницы и рестораны. Они и держат на плаву верфь, а туристы держат на плаву музеи Городца. Их в городе много – целый музейных квартал. Все музеи находятся в красивых старинных купеческих и дворянских особняках, все особняки отреставрированы, полы в них не скрипят, потолки не протекают, все экспозиции… Вот вы не верите, а зря. Взять, к примеру, музей «Дом графини Паниной». Одна выставка старинных часов из частных коллекций так хороша, что туристов из этого зала и вывести не возможно. Если бы в самой Москве был бы музей часов, то и тогда в нем вы не нашли бы таких уникальных немецких часов позапрошлого века с двумя кукушками! Крошечные кукушки ростом с половину мизинца, доложу я вам, выточены с большим искусством. С таким большим, что были случаи, когда они клевали посетителям не в меру любопытные пальцы. Collapse )

Алаколь. Озеро у ворот.



Большое и чистое озеро Алаколь являет собой потрясающий контраст с жутковатыми Джунгарскими воротами. Там - ветер, жгучее Солнце, напряжённая тишина границы, подозрительные люди. Здесь - почти морской воздух, потрясающее умиротворение и гостеприимные аулы у берега. Говорят, сюда отправляли на реабилитацию вернувшихся с орбиты космонавтов. Расположенное в сердце континента, озеро Алаколь заменяет море многим людям от Алма-Аты до Томска. В ауле Коктума на его берегу я ночевал и год назад перед своим провальным броском на Джунгарские ворота, и в этот раз - но уже благополучно покинув Ворота. О природе, закатах-рассветах и аульном быте - в этом посте.

( Рассказ +37 фото )

* В моём журнале.