?

Log in

No account? Create an account
Города и веси России [entries|archive|friends|userinfo]
Города и веси России

[ Guide | Путеводитель по сообществу ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

August 28th, 2011

Фабричный Петербург. Обводный канал, часть 1. [Aug. 28th, 2011|01:31 am]
Города и веси России

russiantowns

[varandej]


Обводный канал в Петербурге напоминает мне Садовое кольцо в Москве - четкая граница старого города, за которую он перехлёстывает в нескольких местах, но в основном находится в её пределах. Самый длинный из петербургских каналов (8 километров), соединияющий Неву с речкой Екатерингофкой, проходит примерно в 2-3 километрах за Фонтанкой. Он был прорыт в 1769-80 (западная часть) и 1805-33 (восточная часть) годах как транспортная артерия, последнее звено первой петербургской "кольцевой дороги" вместе с Невой и её рукавами, и южная граница города - изначально даже с крепостным валом. В общем, идеальное место для строительства фабрик.
Походу вдоль Обводного канала с дальнейшей вылазкой к морскому порту на Гутуевском и Канонерском островах мы с [info]periskop посвятили целый день. Рассказ об этом походе также будет состоять из трёх частей: две - о пути вдоль канала, третья - о руинах завода "Красный Треугольник". Впрочем, Обводный - это не только фабрики, но и дома, мосты, вокзалы, церкви, да и просто по-петербургски цельный и харизматичный ансамбль, который я попытаюсь показать с разных сторон.

Рассказ +47 фото )

* В моём журнале.

linkpost comment

Вокруг м. Белорусская [Aug. 28th, 2011|03:21 pm]
Города и веси России

russiantowns

[yarowind]
[Tags|]

Небольшая прогулка по улицам и задворкам района м. Белорусская.
Старообрядческий храм Николы Чудотворца у Тверской заставы. Возведение храма начато в 1914 году, освящён — в 1921.
Сразу бросается в глаза Спас Нерукотворный перед входом в храм.
1.
Photobucket

Смотреть далее...
linkpost comment

Владимирская область, г. Александров и г. Юрьев-Польский [Aug. 28th, 2011|04:39 pm]
Города и веси России

russiantowns

[pc_fuck]


Небольшой рассказ про мою поездку в Александров и Юрьев-Польский.
112 фотографий и немного текста. 

http://pc-fuck.livejournal.com/47509.html
linkpost comment

Саранск. Храм Казанской иконы Божией Матери [Aug. 28th, 2011|05:13 pm]
Города и веси России

russiantowns

[yakaev]
[Tags|]

В июле 2011 года в городе Саранске (столице Республики Мордовия) с 3-дневным визитом побывал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Основной целью его визита стало освящение храма в честь Казанской иконы Божией Матери. Через несколько дней мне также удалось оказаться в Саранске. Город предстал передо мной почти "разрушенным" - здесь идет наверно самая крупная стройка за всю его историю. Саранск готовиться в 2012 году отметить 1000-летие единения с Россией, а в 2018 году принять Чемпионат мира по футболу (место под стадион уже расчищено). Поэтому самой благоустроенной территорией в городе оказалась территория вокруг храма, который находится не в центре, а в одном из районов города.

Читать дальше, 18 фото...
linkpost comment

АЛЕКСИН [Aug. 28th, 2011|07:29 pm]
Города и веси России

russiantowns

[synthesizer]
128.94 КБ

     В Алексин из Москвы ехать меньше трех часов. Садишься в маршрутку на бульваре Дмитрия Донского и едешь… до какой-то будки в закоулках Южного Бутово. Будка называется «Автостанция». Мы к ней подкатили, и шофер нас всех отправил покупать билеты, которые без паспорта, кстати, не продают. Ну, с паспортом – так с паспортом. Я не один десяток лет прожил на границе Московской и Тульской областей и множество раз переходил ее без документов. Пешком, за грибами, на велосипеде, на лыжах, на легковом автомобиле… вот только перелетать не приходилось. Теперь еще и со вкусом банана с паспортом. Когда мы вернулись в салон и расселись, то на переднем сиденье обнаружился небритый мужчина в заношенной клетчатой рубахе навыпуск.
- Ты почему же не пошел за билетом? - строго спросил его шофер.
- Паспорта нет, - честно отвечал мужчина.
- А другой какой-нибудь документ есть? – не унимался шофер.
- Триста рублей, - сказал мужчина и протянул три сторублевки шоферу.
Тот вполне удовлетворился этим трехстраничным документом, быстро сунул его в карман, чтобы дома перечитать повнимательнее, и мы поехали по направлению к границе.
- У нас только по пропускам. Хотя можно пройти и так, – вывалилось из какого-то, заросшего паутиной, уголка памяти. Read more...Collapse )
link2 comments|post comment

МОРШАНСК [Aug. 28th, 2011|07:40 pm]
Города и веси России

russiantowns

[synthesizer]
[Tags|]

113.22 КБ

- Что за чепуха! - воскликнул Ипполит Матвеевич.– Какие платки? Я приехал не из Парижа, а из...
– Чудно, чудно! Из Моршанска.


    Между нами говоря, я сначала не хотел брать этот эпиграф. Ну, сколько можно, ей-Богу. Только начни говорить о Моршанске – так сразу и всплывает эта цитата. Я даже сочинил разыскал другой эпиграф из Екатерины Второй, которая по пути в Крым, сказала сопровождавшему ее фавориту Дмитриеву-Мамонову: «Шура, Mein Schatz, как будем подъезжать к Моршанску – непременно разбуди». Тот, конечно, все проспал в соседней карете с княжной Щербатовой и обоих за это поженили друг на друге и удалили от двора. И вообще они ехали через Орел. Ну, да Бог с ними. Нашел я и еще одну цитату в воспоминаниях фельдмаршала Манштейна, который, в свою очередь, цитирует донесение командира одного из танковых батальонов, майора Фердинанда фон Штрипке о том, что пять механиков-водителей скончались от удушья, покурив самокрутки из моршанской махорки. Еще нашел… и подумал – ну что это я выпендриваюсь? К чему все эти исторические изыски? Буду как все, и читатель ко мне потянется. Так что читайте диалог Кисы и Оси и не выпендривайтесь.
    Начнем сначала. В Моршанск я ехал по железной дороге. От Павелецкого вокзала до Тамбова на фирменном поезде «Синеглазка». Сперва-то этот поезд хотели назвать «Лорхом», так как «Лорх» и крупнее, и урожайнее, и рассыпчатее в вареном виде, но пришлось передумать, так как уже на первом составе какие-то хулиганы не поленились закрасить букву «р» на каждом вагоне из пятнадцати. А еще раньше краеведы и вовсе настаивали на пчелином названии, поскольку на гербе Тамбова изображена ни разу не картошка, а три золотых пчелы. Краеведы, конечно, люди образованные, но ничего лучшего, кроме как назвать поезд «…кроме пчел» не смогли. Впрочем, я отвлекся от цели моего путешествия и вообще на вагоне поезда, на котором я ехал было написано «Липецк». Черт его знает почему.
    В Моршанск из Тамбова шел… нет, тащился старинный «Икарус», изрыгающий клубы вонючего дыма невообразимой синевы и густоты. Какой-то железный и ржавый до дыр Холстомер. Держат его наверняка в автопарке из жалости. Десяток-другой литров бензина им не жалко. Пусть тащится. Под пресс, в металлолом жестоко. Все же он им не чужой стал за три или четыре десятка лет работы. В кабине у водителя висела табличка, на которой маленькими буквами было написано «Уважаемые водители-профессионалы» и под этим обращением большими «На технику надежды нет. Есть надежда только на вас!». Водитель же, на которого была вся надежда, тоже, видимо, хотел хоть на кого-то переложить ответственность и потому под объявлением повесил три иконы. Из тех, что у нас называют «автомобильным иконостасом».
    Мы ехали через поля, на которых желтели и колосились самые разнообразные сельскохозяйственные культуры. Я узнал только подсолнухи. Их так измучил июльский зной, что они стояли поникшие, обиженно отвернув свои почерневшие лица от солнца. Подсолнухам, все же было легче, чем мне. Кроме жары меня мучила песня со словами «Ой, парни, парни, мой вам совет – не рвите розу в семнадцать лет», которую водитель, пожилой, солидный мужчина с большими щеками и усами, слушал не переставая.
    На главной площади Моршанска, перед облупленным кинотеатром, на котором висел огромный плакат «Наша родина Моршанск» играл духовой оркестр и стоял памятник знаменитому футболисту Боброву, уроженцу города. Бобров стоял на постаменте и заносил бронзовую ногу с прикрепленным к ней бронзовым мячом для удара. Над ним все небо было завешано гирляндами разноцветных лампочек. Эти лампочки списывают в огромных количествах каждый год по статье «разбиты мячом».
    В музее, облупленном так, что кинотеатру и в кошмарном сне не приснится, экскурсовод показал мне умопомрачительной красоты резной диван из имения помещицы Бурениной. На спинке дивана изображена сцена охоты сатиров на кабана. Сатиры, - пояснил экскурсовод, - вели праздный образ жизни и охотились на кабанов. Ручки дивана изображали сцены похищения наяд или дриад гномами. Про их образ жизни я спрашивать постеснялся. Под ажурную резьбу, украшающую низ дивана были подсунуты две картонки, и рядом стояло красное пластиковое ведро. Я только начал поднимать глаза к потолку, чтобы посмотреть – откуда… как экскурсовод усилием воли пригнула мой взгляд к дивану.
- Ничего страшного, - поспешно сказала она. Немножечко отваливается резьба. С часу на час ждем мастера, который все поправит.
– Со дня на день и с месяца на месяц, - подумал я ей в ответ. – И крышу починит, чтоб не капало в ведро, и прибавит зарплату сотрудникам.
И еще я подумал, что, если не верить в приход мастера, то можно удавиться. В конце концов, краеведческий музей Моршанска не единственное место, где до сих пор верят в его пришествие.
    У противоположной стены стоял внушительных размеров итальянский буфет семнадцатого века, вывезенный когда-то из имения князей Долгоруких. Буфет, как буфет. Самый обычный. Толстый, надежный. Из тех, что называют бабушкиными. В таком запирают на ключ от дедушки настойки и наливки, а от внуков варенье и конфеты. Из необычного в нем была гнутая во все стороны бронзовая накладка на замочную скважину. Это так постарались революционные солдаты или матросы или те и другие вместе в тот самый момент, когда, пытаясь открыть буфет, ковырялись в ней штыком. Видимо, им очень хотелось варенья с конфетами. Не говоря о наливках.
    Уже когда я уходил и, стоя на музейном крыльце, спрашивал у экскурсовода как пройти к Троицкому собору, к нам подошла женщина. Узнав, что я из Москвы, сказала, что они тут с товарищами написали стихотворение о Моршанске. И добавила, что очень хорошее. Я приготовился промямлить что-то вроде: «Как интересно… К сожалению, у меня разрядились аккумуляторы в фотоаппарате, развязались шнурки, кончились патроны и я опаздываю на поезд. Зато в следующий раз, когда я приеду в Моршанск, то непременно прослушаю, как минимум, раза два…», но не успел. Надо сказать, что такие стихотворения почти всегда бывают очень подробны и затрагивают множество сторон восхваляемого предмета. Началось все с описания красот местной природы, речки Цны, лесов и полей… Я снял рюкзак с плеча, поставил его на ступеньку и подумал, что Троицкий собор я посещу в следующий мой приезд в Моршанск…, и тут, после первых двух или трех строф, женщина забыла текст. Она на секунду смутилась, но тут же твердым голосом уверила меня, что и остальной текст ничуть не хуже уже прочитанного*. – Да кто бы сомневался! - воскликнул я, делая огромные шаги по дороге к Троицкому собору.
    По случаю африканской жары город вымер. Даже у входа в местный «VIP Мега Club»** стоял всего один лимузин – помятая «Ока». Мужики с пивом, бабы с детишками, собаки с кошками – все полезли в речку Цну, на берегах которой и стоит Моршанск. Даже вороны с воробьями норовили превратиться в водоплавающих. Какая-то баржа дама в кричащем о помощи купальнике, села необъятной кормой на мель и вокруг нее суетились два буксира молодых человека, пытаясь… Кстати о баржах. Раньше-то Моршанск не стоял на берегах Цны как засватанный, а водил по ней суда с хлебом, салом, пенькой, медом, рыбой, пушниной… Сухой старичок, к которому я подсел на скамейку в городском саду, рассказал мне, что в середине позапрошлого века только грузовая пристань у Моршанска растягивалась чуть ли не на несколько десятков километров. На мой осторожный вопрос, а не доходила ли эта пристань до Тамбова… Доходила! Мало того, и сам Тамбов, как я понял со слов рассказчика, стал губернским городом не раньше, чем до него дотянулась моршанская пристань.
    На ступеньках Троицкого собора стояли новобрачные. Фотограф просил принимать их различные позы. Они и принимали – то обнимали огромную колонну с разных сторон, то друг дружку, то становились на ступеньках в позы главных героев фильма Титаник, то… но в собор не зашли. Он бы, может, и зашли, но что толку? Не разрешают там фотографироваться. Сели в машину, украшенную лентами, и поехали дальше веселиться. Да и мне надо было ехать в Тамбов, чтобы не опоздать к московскому поезду.

* Это ее уверение странным образом напомнило мне одно место из воспоминаний Анненкова о Гоголе. Павел Васильевич рассказывает о переписке шестой главы первого тома «Мертвых душ»: «По окончании всей этой изумительной шестой главы я был в волнении и, положив перо на стол, сказал откровенно: «Я считаю эту главу, Николай Васильевич, гениальной вещью». Гоголь крепко сжал маленькую тетрадку, по которой диктовал, в кольцо и произнес тонким, едва слышным голосом: «Поверьте, что и другие не хуже ее».

** Да, именно так он и назывался. Поезжайте в Моршанск и сами убедитесь.

Read more...Collapse )
link52 comments|post comment

navigation
[ viewing | August 28th, 2011 ]
[ go | Previous Day|Next Day ]