May 28th, 2011

velo1

чехословацкий конструктивизм в застройке Ужгорода

Ужгород, как и Подкарпатская Русь в целом, на протяжении почти тысячи лет входил в состав различных венгерских государств. При этом, край всегда являлся удалённой пограничной провинцией, бедным и отсталым этническим захолустьем. Центральные власти никогда не были заинтересованы в развитии этой области и держали её либо как пограничный буфер, либо просто на всякий случай (история с приглашением опального литовского князя Фёдора Корятовича в 14 веке и выдачей ему во владение целой Мукачевской доминии просто по дружбе - хороший тому пример).

Край был исключительно аграрным, русинские крестьяне перебивались чуть ли не натуральным хозяйством, венгерская знать владела от силы дюжиной замков и землёй вокруг них, а города были очень скромными по размеру и нужны были только для обороны, гражданского и религиозного управления. Ситуация изменилась только с распадом Австро-Венгрии и образования новых национальных по принципу государств. Так, в 1919 году из весьма разнородных по уровню развития, но этнически близких частей образовалась Чехословацкая федерация. Чехия и Моравия были индустриальным сердцем империи, одним из самых высокоразвитых регионов Европы (напомню, что в те времена промышленность играла определяющую роль: она есть - страна успешная, её нет - отсталая). Как бы в нагрузку, в федерацию вошла Словакия, образованная из бедных аграрных северных окраин Венгрии.

Но и это было не всё: встал вопрос куда девать Подкарпатье. Европа к тому времени уже доросла до референдумов (например, Шлезвиг-Гольштейн мирно и организованно разделился между Данией и Германией), но русинский край к единому мнению придти так и не смог, поэтому его судьбу решили извне. Чехи направили в регион специальную комиссию, которая изучив на месте ситуацию, вынесла отрицательный вердикт, сославшись на крайнюю отсталость территории. Однако, другие варианты были ещё хуже, и по принципу "чтоб не досталась врагам", Подкарпатская Русь была включена в состав федерации в качестве её четвёртой части.

Надо отдать должное чехам: несмотря на все трудности становления, они не оставили далёкий регион в лимитрофном застое, а решили его развивать до уровня равноправного субъекта. За отведённый историей срок в неполных 20 лет, метрополия успела сделать на удивление много: создать новые структуры управления, построить школы, больницы, заводы и дороги, возвести гражданские объекты и жилые дома, благоустроить города и сёла (знаменитая липовая аллея на набережной Ужгорода - тоже чешский проект). Материальные достижения межвоенного периода по сей день хорошо заметны в городской среде: в чешской архитектуре, как и в других восточноевропейских странах, преобладал стиль конструктивизма (функционализма, кубизма), который ни с чем не спутаешь.



В настоящем обзоре я постараюсь показать наиболее характерные здания (не претендуя, впрочем, на полноту). Начнём с главного чешского квартала, Halahov, или Malé Galago.

Чехи не стали встраивать новые учреждения федерального значения в тесную существующую застройку, а отвели для них целый квартал к западу от исторического центра. Композиционным ядром нового городского центра стала Народная площадь, во главе с Народной Радой - законодательным собранием новой автономной республики.Collapse )

Усадьба Петровско-Разумовское и прилегающий парк (ныне парк СХА им. Тимирязева)

Некоторое время назад я рассказывал немного о историческом центре села Петровско-Разумовское, которое вошло в состав Москвы в начале 20 века, но уже во второй половине 19 века было очень крупным и развитым.
На днях же я прогулялся по территории усадьбы, которая являлась её логичным центром, а в 1865 году стала домом для Петровской земледельческой и лесной академии.

Как водится, центральное здание (обратной стороной оно выходит на Тимирязевскую улицу) с парадной стороны выглядит весьма величественно.



Продолжение рассказа (в моём журнале)

Харьков. Часть 3: Полтавский шлях, или Залопань



Шлях - это, если кто не знает, шоссе или тракт. То есть, Полтавский шлях - дорога на Полтаву. Как и Сумская улица, и Московский проспект, он начинается в самом центре города и уходит далеко на окраины. С постройкой железной дороги в 1869 году шлях стал ещё и вокзальной магистралью, а у предместья Залопань, отделенного от центра речкой, образовалась естественная граница. Тогда и сложился этот район с капитальной застройкой, тянущейся вдоль шляха полосой шириной в несколько кварталов. Походом по шляху и сопредельным улочкам от вокзала к центру я начинаю рассказ об архитектурном Харькове, и Залопань совсем не похожа на центр - этот район выделяется запущенностью, а следовательно - колоритом.

Рассказ +45 фото )

* В моём журнале.

Бронепоезд "Железняков"

 Бронепоезд «Железняков» в период  обороны Севастополя 1941-42 годов стал кошмаром для немцев, прозвавших его «Зеленым призраком». Для советских людей он стал легендой, примером удачи тщательного  расчета боевых операций и отчаянного героизма экипажа.


Бронепоезд Железняков


Collapse )